Ross London Wide Angle Xpress 5in F/4. Обзор аэрофотосъемочного объектива времен Второй мировой войны от Родиона Эшмакова

Материал по данному объективу специально для Радоживы подготовил Родион Эшмаков.

Вид объектива спереди.

Вид объектива спереди. Увеличить.

За предоставленный для обзора объектив благодарю Надиру Тулашеву (Instagram).

Аэрофотосъемка, возникшая вместе с изобретением летательных аппаратов, всегда предъявляла высочайшие требования к используемым объективам. В доцифровую эпоху съемку с воздуха проводили на широкую пленку (средний формат и более) и фотопластины большого формата. При этом была важна ортоскопичность формируемого объективом изображения, требовались высокая разрешающая способность, широкий угол поля зрения и большая светосила. Создавать объективы с такими качествами сложно даже сегодня, а в первой половине XX века и вовсе приходилось от чего-то из этого списка отказываться. Но Вторая мировая война подстегнула развитие оптики. Например, в разных странах впервые были получены объективы с точными асферическими линзами, новыми сверхтяжелыми сортами стекла (в том числе ториевыми). Для нужд аэрофотосъемки были разработаны сверхширокоугольные объективы М.М. Русинова – прародители современных широкоугольных систем, а также светосильные объективы Д.С. Волосова «Уран».

В этой статье представлен британский военный широкоугольный аэрофотообъектив Ross London 5in (127 мм) F/4, используемый торпедоносцами Королевских Воздушных Сил (RAF) с моторизированной панорамной камерой для документирования атак – от сброса торпеды до попадания.

Технические характеристики:

Оптическая схема – 6 линз в 4 группах, «Плазмат»;

Принципиальная схема «Плазмата».
Фокусное расстояние – 127 мм (5”);
Относительное отверстие – 1:4;
Диафрагма – 16 лепестков;
Покрываемый формат – 5×7” (13×18 см);
Расчетный формат – 6×18 см (панорамный снимок);
Угол поля зрения (по диагонали на формате 13×18 см) – 82°;
Особенности – не имеет фокусировочного механизма и крепления к современным камерам.

Исторические сведения

Симметричный анастигмат «Плазмат» был разработан в 1918 г. знаменитым немецким физиком-оптиком Паулем Рудольфом, создателем первого объектива-анастигмата «Protar» (1890), а также таких известных объективов, как «Planar» (1895) и «Tessar» (1902).

Портрет Пауля Рудольфа.

Портрет Пауля Рудольфа.

Предшественником «Плазмата» является не менее известный «Dagor» (анаграмма от «Doppel Anastigmat GOeRz») F/6.8–F/8 Карла Пауля Герца: симметричный шестилинзовый анастигмат, состоящий из двух склеенных триплетов. Этот объектив отличался хорошей коррекцией аберраций и высоким контрастом изображения из-за малого количества границ стекло-воздух, что было очень важно в эпоху, когда технологии просветления оптики не существовало.

Принципиальная схема объектива «Дагор».

Принципиальная схема объектива «Дагор».

Пауль Рудольф увеличил светосилу объектива Герца приблизительно в 2 раза, введя дополнительные параметры коррекции за счет отделения от триплетов внутренних менисков. Не совсем ясно, почему полученный объектив получил большее распространение в начале XX века, чем «Планар», имеющий то же количество линз и компонентов – возможно, первоначальный расчет был удачнее для «Плазмата». Так или иначе, вплоть до изобретения Вилли Мерте полусимметричного светосильного «Биотара», творение Пауля Рудольфа было весьма популярным и успешно развивалось. «Плазмат» прочно закрепился в стане форматной оптики, репродукционных объективов – симметрия позволяла полностью избавиться от дисторсии, а шестилинзовая схема допускает высокую степень исправления аберраций. Схему «Плазмат» используют отнюдь не древние фотоувеличительные объективы Rodenstock Rodagon, Schneider Componon-S.

В 1922 г. Пауль Рудольф рассчитал для нужд кинопроизводства малоформатный светосильный (вплоть до F/1.5) «Kino-Plasmat».

Принципиальная схема «Кино-Плазмата» отличается расположением внутренних менисков и отказом от полной симметрии.

Принципиальная схема «Кино-Плазмата» отличается расположением внутренних менисков и отказом от полной симметрии.

Этот объектив был вытеснен в 30-х – 40-х годах XX века «Биотарами» Мерте и «Зоннарами» Бертеле. Более долгой оказалась жизнь «Макро-Плазмата», разработанного в 1926 г. – его схема оказалась настолько удачна, что используется даже в современных объективах. Например, Canon EF 40/2.8 STM – это асферический потомок «Макро-Плазмата».

Принципиальная схема «Макро-Плазмата».

Принципиальная схема «Макро-Плазмата».

Хотя «Плазмат» едва ли задумывался как широкоугольный объектив, существовали его варианты разных производителей с углом поля зрения более 45°. Например, «Биогон» 35/2.8 Людвига Бертеле  конкурировал с разработанным ранее полусимметричным «Ортометаром» 35/4.5.

Принципиальная схема «Ортометара» 35/4.5.

Принципиальная схема «Ортометара» 35/4.5.

Старая английская фирма Эндрю Росса, до Первой Мировой войны активно сотрудничавшая с Carl Zeiss, в промежутке между войнами использовала эту схему для разработки аэрофотосъемочной оптики, в том числе и Ross London Xpress 5in F/4, достигнув не только значительного расширения угла поля зрения, но и увеличения светосилы вдвое (типичные форматные «Плазматы» имели относительное отверстие ~1:5.6). Сегодня эти объективы ценятся как коллекционерами, так и фотохудожниками, использующими форматные камеры.

Конструкция и адаптация объектива

Корпус объектива выполнен из латуни – довольно тяжелый. Конструкция очень простая: передняя и задняя склейка отделяются выкручиванием передней и задней частей корпуса. Далее можно извлечь мениски и получить доступ к диафрагме.

Экземпляр, попавший мне в руки, очень уставший: его ревизию я проводил несколько лет назад, он был сильно запыленным, грязным. К сожалению, линзы оказались подвержены эрозии, да и клей, вероятно, «состарился», за прошедшие почти 100 лет, потому стекла кажутся несколько «мутными».  Переднюю линзу также уберечь от повреждений до меня не сумели.

По просьбе владелицы объектив я переделывал для использования с малоформатной зеркальной камерой, для чего встроил его в геликоид некондиционного телевика Komura 135/2.8, который мне тогда тоже передал один из читателей Радоживы, Иван Васильев из Томска. Фотографии адаптированного объектива приведены ниже.

Этот вариант адаптации не является оптимальным, поскольку рабочее поле объектива сильно режется фокусировочным механизмом. Более правильный вариант – переделка на средний формат типа Pentax 67 или Pentacon Six. Тем не менее, главная цель была достигнута – объектив увидел свет.

Оптические свойства

Если оценивать объектив сухо, то по сегодняшним меркам на малоформатной камере он очень-очень слаб оптически: на открытой диафрагме имеет выраженные сферические аберрации («софт-эффект»), в некоторых сюжетах проявляется сильный продольный хроматизм (фринжинг). Хорошая резкость начинается примерно с F/5.6. Контраст изображения очень слабый, во многом это обусловлено повреждениями оптики, но главная причина – отсутствие просветляющего покрытия линз.

С другой стороны, Wide Angle Xpress 127/4 по резкости не сильно хуже, чем похожий по схеме советский ОФ-457 137/3.5. В чем-то он даже лучше послевоенного советского «Тессара» Индустар-24М 105/3.5. С учетом покрываемого формата качество у британского объектива очень даже неплохое. Вероятно, в отсутствие повреждений линз Wide Angle Xpress 127/4 показал бы себя намного лучше.

Старинный «плазмат» обладает довольно интересным рисунком. Недоисправленная сферическая аберрация помимо интересного софт-эффекта (и порой полезного в художественной портретной съемке) приводит к появлению в боке характерных «пузырей» – дисков с ярким тонким кантом. В следствие этого размытие заднего плана объективом оказывается довольно незаурядным.

Как оказалось, даже в таком варианте адаптации объектив способен работать с шифт-адаптером на полнокадровой камере, позволяя получать снимки с кроп-фактором ~0.7, что сравнимо с 44×33 мм сенсорами среднеформатных камер Fujifilm GFX. Полагаю, что на больших форматах кадра объектив был бы еще интереснее.

Ниже приведены примеры фотографий на полнокадровую камеру Sony A7s. Часть фото выполнена с помощью шифт-адаптера Fotodiox Shift EOS-NEX. Все фотографии потребовали сильного повышения контраста в Lightroom при обработке RAW файлов.

Выводы

Не могу сказать, что у меня большой энтузиазм вызывает идея использования старой форматной оптики на малоформатных камерах – такие объективы редко обладают хоть сколько-то привлекательными и удобными параметрами. Но этот древний «Плазмат» в 2018 году все же сумел удивить и зацепить настолько, что я решил взять его еще раз специально для того, чтобы опробовать его на полнокадровой камере с шифт-адаптером. Полученный результат сложил у меня положительное впечатление об объективе. Кто знает, может быть «Плазмат» еще будет реинкарнирован в современности как модный светосильный софт-портретник с этим характерным винтажным рисунком?

Больше обзоров от читателей Радоживы найдете здесь. Все обзоры Родиона в одном месте здесь.

Добавить комментарий:

 

 

Комментарий на тему: Ross London Wide Angle Xpress 5in F/4. Обзор аэрофотосъемочного объектива времен Второй мировой войны от Родиона Эшмакова

  • Александр Рифеев

    Эх, какие хорошие и даже шикарные фотомодели :-)))) Так и вспоминается: – Ах, какая женщина, какая женщина! Мне б такую … :-))))

Добавить комментарий

Copyright © Radojuva.com. Автор блога - Фотограф в Киеве Аркадий Шаповал. 2009-2022

English-version of this article https://radojuva.com/en/2022/07/ross-london-wide-angle-xpress-5in-f4/

Versión en español de este artículo https://radojuva.com/es/2022/07/ross-london-wide-angle-xpress-5in-f4/